Главная » Сказки Сергея Козлова » Правда мы будем всегда?

Сергей Григорьевич Козлов
Правда мы будем всегда?
Художник C. Остров


— Ты когда-нибудь слушал тишину, Ежик?
— Слушал.
— И что?
— А ничего. Тихо.
— А я люблю, когда в тишине что-нибудь шевелится.
— Приведи пример,— попросил Ежик.
— Ну, например, гром,— сказал Медвежонок.




ЧИСТЫЕ ПТИЦЫ

— А вот и ты! — сказал Медвежонок, однажды проснувшись и увидев на своем крыльце Ежика.
— Я.
— Где же ты был?
— Меня очень долго не было, — сказал Ежик.
— Когда пропадаешь, надо заранее предупреждать своих друзей.


В СЛАДКОМ МОРКОВНОМ ЛЕСУ

После долгой разлуки они сели на крыльце и, по обыкновению, заговорили.
— Как хорошо, что ты нашелся, — сказал Медвежонок.
— Я пришел.
— Ты представляешь, если бы тебя совсем не было?
— Вот я и пришел.
— Где же ты был?
— А меня не было, — сказал Ежик


ЧУДЕСНЫЕ ОБЛАКА

— Мне бы знаешь чего больше всего хотелось? — подумав, сказал Медвежонок Ежику.— Мне бы больше всего хотелось, чтобы на каждой твоей иголке выросло по шишке.
— А что бы выросло потом?
— А потом бы ты стал настоящей елкой и жил целых сто лет.
— Это хорошо... А как бы ты со мной разговаривал?
— Я бы забирался на самую макушку и шептал в темечко.


ЕЖИК И МОРЕ

— А когда тебя не было, ты где-нибудь был?
— Угу.
— Где?
— Там, — сказал Ежик и махнул лапой.
— Далеко?
Ежик съежился и закрыл глаза.



ОСЕННИЕ СКАЗКИ

— Вот мы с тобой говорим, говорим, дни летят, а мы с тобой все говорим.
— Говорим,— согласился Ежик.
— Месяца проходят, облака летят, деревья голенькие, а мы все беседуем.
— Беседуем.
— А потом все совсем пройдет, а мы с тобой вдвоем только и останемся.
— Если бы!
— А что ж с нами станет?
— Мы тоже можем пролететь.
— Как птицы?
— Ага.
— А куда?
— К югу,— сказал Ежик.


ПОРОСЕНОК В КОЛЮЧЕЙ ШУБКЕ

— Давай никуда не улетать, Ежик. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце, а зимой —в доме, а весной — снова на крыльце, и летом — тоже.
— А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой вместе проснемся высоко над землей.
«Это кто там бежит внизу такой темненький?» — спросишь ты.
— А рядом — еще один?
— Да это мы с тобой,— скажу я. «Это наши тени»,— добавишь ты.


НЕОБЫКНОВЕННАЯ ВЕСНА

— Если бы ко мне пришла Волчица и сказала: «Ежик, хочешь, я тебя сделаю волчонком?» — я бы ей сказал: «Нет!» А ты?
— Я бы ей сказал: «Только попробуй!»
— А она бы сказала: «Соглашайся, Медвежонок, мы с тобой вместе будем есть лошадей!»
— А я бы ей сказал: «А кто будет Медвежонком?»
— А она бы сказала: «А Медвежонка не будет. Будет коричневый волчонок Топотун».
— А кто будет Медвежонком?!
— Я же тебе говорю,— сказал Ежик,— Медвежонка не будет: будет коричневый волчонок Топотун.
— Отойди! — рявкнул Медвежонок.— Или я не знаю, что я с тобой сделаю.
— Так это же не я — это же Волчица,— сказал Ежик.
— Все равно! — сказал Медвежонок. И заплакал.


— С тобой и поразговаривать нельзя,— сказал Ежик. Медвежонок молчал.
— Что ж ты молчишь? Медвежонок не ответил.
Он сидел на крылечке и горько плакал.
— Глупый ты: мы же с тобой беседуем,— сказал Ежик.
— А кто будет Медвежонком? — всхлипывая, спросил Медвежонок.